Станислав Панин

философ и исследователь

За что сожгли Джордано Бруно?

Опубликовано: 2020-02-17

17 февраля – годовщина казни итальянского философа-герметиста Джордано Бруно (1548 – 1600). Благодаря публикации книги Френсис Йейтс «Джордано Бруно и герметическая традиция» мы знаем, что Бруно был ярким представителем ренессансной магической традии. А ещё мы знаем, что «натуральная магия» вплоть до конца 17 века устойчиво входила в общую систему наук и, в общем-то, была неотделима от общего строя средневековых интерпретаций аристотелевской философии.

Но это мало кого волнует, и с поразительной регулярностью в дискуссиях о Джордано Бруно в интернете разговор переходит в русло: «Не за то его сожгли» и «Бруно был еретиком, туда ему и дорога». Эту линию аргументации очень любят христианские апологеты, которые пытаются нивелировать масштабы репрессий, связанных с историей христианства в Европе. А потом эта линия аргументации воспроизводится в массовом сознании. Вот и сегодня на странице ТАСС в Facebook под сообщением, опубликованным по случаю годовщины казни, видим комментаторов, пытающихся удивить своими познаниями. Один из них вопрошает:

Не за это его сожгли, ой не за это... Почему не написали про Гермеса Трисмегиста? Почему Бруно как заяц прыгал по всей Европе?

Однако аргумент странный. Во-первых, научные идеи Бруно неотделимы от его магического мировоззрения; по сути, его, верная и вполне научная, космология, в которой был сформулирован ряд прогрессивных астрономических идей, неотделима от герметизма. Поэтому yтверждать, что Бруно сожгли за магию, а не за науку, во всех смыслах глупо – это как минимум анахронизм. С тем же успехом можно сказать, что вавиловцев в СССР преследовали не за науку, а за генетику. Во-вторых, что-то я не припомню, чтобы сжигать идейных оппонентов по религиозным соображениям, а не за научные идеи, вдруг стало нормальным.

Ну и самое главное. Больше всего интересно в этой истории то, как в современной критике Джордано Бруно просматриваются всё те же устойчивые паттерны, которые определяют отторжение любой «инаковости». Чего, мол, этот Джордано Бруно «прыгал по Европе»? Чего книжки какие-то непонятные читал про какого-то Гермеса? На костёр за такое, для профилактики. Со смерти Джордано Бруно прошло несколько веков, однако отторжение всего иного никуда не делось. И аргументы ровно такого же порядка применяются сегодня в различных странах против кого угодно – хоть против религиозных меньшинств (а чего они прыгают по всему миру и книжки непонятные читают? надо их сажать за это), хоть против международных правозащитных организаций (эти тоже прыгают и читают).

И вот тут становится понятно, почему важно изучать и историю эзотерических учений, и историю процессов против них. Потому что выявляемые в таких исследования паттерны мышления и язык отнюдь не локальны: они хорошо воспроизводятся вплоть до настоящего времени и легко транслируются в любые сферы человеческой жизни. И, к сожалению, пока эти паттерны существуют, говорить о свободном обществе, где люди разных взглядов могут мирно сосуществовать друг с другом, не приходится.

Христианство и рождение науки

Опубликовано: 2018-04-17

В православной литературе в последние годы активно пропагандируется точка зрения о том, что рождение современной науки непосредственно связано с влиянием христианства. Но так ли это? Чтобы корректно ответить на данный вопрос, нужно задать два других, которые нередко обходят стороной, а именно: какой науки и какое христианство?

Читать

За чтением «Оккультной философии»

Опубликовано: 2017-04-08

Об одном сложном, но занимательном отрывке из трактата Агриппы: выясняем, как и где надо правильно сжигать хамелеона, чтобы призвать грозу.

Читать