Станислав Панин

философ и исследователь

Об экспертных оценках эзотерической литературы

Опубликовано: 2017-03-29

Вот и до эзотерической литературы потихоньку добирается наша цензура, причём, что показательно, «снизу» даже быстрее, чем «сверху». Повод для разговора об этом пока что скромный, присвоение двум книгам статуса 18+:

В феврале нынешнего года Тюменская областная научная библиотека им. Д.И. Менделеева (ТОНБ) попросила Центр социальной помощи семье и детям «Семья» из того же города провести экспертизу двух учебников магии. 15 марта экспертиза была завершена, обе книжки получили классификацию «18+».

Само по себе событие достаточно локальное, однако важно не оно само, а мотивации «экспертов» и освещение этого события в СМИ, которые дают повод для того, чтобы поговорить о вполне серьёзных и отнюдь не локальных проблемах.

Начнём с «экспертов», опрошенных газетой. Первое, что бросается в глаза, это то, что ни один из «экспертов» не является экспертом по истории эзотерических учений. В том числе поэтому вместо нейтральных научных оценок «эксперты» пересказывают нам популярные псевдонаучные мифы и транслируют какие-то собственные мировоззренческие убеждения. Например, психолог Павел Волженков утверждает:

…родителям желательно объяснить ребенку, что обряды появились в предыдущие века, они отражали разные страхи людей. Например, перед явлениями природы. Люди пугались грома, молнии, многого другого. В то время еще не было науки. Люди не знали, как устроены явления природы, придумывали мифы, сказки.

Кажется, кто-то запустил машину времени и привёз нам «эксперта» из начала ХХ века, потому что подобные наивные суждения, рассматривающие магию и мифологию как чистое суеверие, уже лет 100 как вышли из научного оборота.

В ХХ веке, особенно во второй его половине, исследователями было вполне основательно показано, что магические практики и эзотерические учения нельзя сводить к реликтам архаического мышления, что они составляли и составляют важный аспект западной культуры, сыграв значимую роль, в том числе, в истории науки, а также в таких центральных культурных феноменах как Ренессанс и Просвещение, что без обращения к этой теме трудно будет правильно осмыслить как современное искусство, так и историю квантовой физики (см. беседы Паули с Юнгом) или освоения космоса (под влиянием эзотерических идей находились в СССР Циолковский, Вернадский, в США — Парсонс и др.).

Воспроизведение же подобных сциентистских мифов начала прошлого века сегодня примерно соответствует, если сопоставить это с естествознанием, авторам, которые продают самиздатовские брошюрки в защиту теории космического эфира, которая также была популярна примерно век назад.

Справедливости ради, совсем не очевидно, по какой причине «Известия» сочли Волженкова компетентным в изучении эзотеризма: по основному образованию он учитель биологии и химии, диплом психолога получил в 2011 году в «Государственной академии инноваций». Сейчас он указывает на психологических сайтах в качестве специализации «отношения мужчин и женщин», и ни одной научной публикации по теме изучения эзотеризма (впрочем, как и по какой-либо другой теме) за ним не значится.

Не менее интересно, хотя и более кратко, высказывается заместитель директора проводившего экспертизу книг центра «Семья» Наиль Гибадуллин, который, как и журналисты «Известий», вероятно, ничего не слышал про академическое изучение эзотеризма:

Экспертиза была сложная. Научной методологии для оценки эзотерической литературы не существует. Но такая информация — не для детей.

О Гибадуллине известно, что он готовил диссертацию в Тюменском государственном университете на тему «Формирование общественно-значимых ценностей у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в условиях воспитания в замещающей семье» по специальности «Общая педагогика, история педагогики и образования». В РИНЦ значится 6 его публикаций и все посвящены его основной специальности — теме детей-сирот.

«Вишенкой на торте» стал непонятно какое отношение имеющий к теме статьи глава «Лиги безопасного интернета», известной своими инициативами по запрещению сайтов и максимизации регулирования Интернета:

По мнению главы «Лиги безопасного интернета» Дениса Давыдова, от книг с описаниями черной магии надо изолировать не только детей, но и взрослых.

— Нужно изучить, нет ли в них призывов к совершению противоправных действий, — отметил эксперт. По его мнению, этим должна заняться Генпрокуратура.

Таким образом, из трёх опрошенных экспертов ни один не связан с научным изучением эзотеризма.

Но это только половина проблемы. Гораздо более тревожна сама эстетика статьи, начиная от заголовка и заканчивая общей подачей материала. Напомню, что фактическим поводом к статье стала экспертная оценка маркировкой «18+» двух конкретных неназванных книг о магии. Судя по фрагментам, приводимым в статье (если они пересказаны корректно), в частности…

Для спасения умирающего советуют разложить вокруг тела по кругу 13 голов убитых кур, а затем забить черного козла и лить больному на ноги теплую кровь. Во втором учебнике рассказывается о выкапывании мертвецов для магических обрядов и о методах борьбы с вампирами — включая отделение головы вурдалака от туловища.

…книги, о которых идёт речь, действительно не предназначены для детей. Более того, описываемые в них ритуалы, если только рассказ о них не вырван из контекста, сопряжены с незаконными действиями, такими как выкапывание трупов, а это ст. 244 УК РФ. Однако это касается двух конкретных книг, и должен сказать, что книги с подобным контентом среди эзотерической литературы, обычно продаваемой сегодня в книжных магазинах, большая редкость, а отнюдь не правило.

Между тем, «Известия» и их «эксперты» подают материал совсем иначе. Начиная с заголовка («Учебники по магии приравняли к порнографии») и подзаголовка («Аккредитованные Роскомнадзором эксперты признали справочники по колдовству литературой «18+»») статьи у читателя намеренно создается впечатление, что речь идет не о конкретных книгах, а о целом жанре. «Эксперты», равно как и автор статьи, тоже пытаются говорить об эзотерической литературе в целом, транслируя единичные примеры на весь жанр и даже на всю сферу культуры.

В этом смысле вопросы, повторюсь, возникают не столько к итогам конкретной экспертизы, сколько к освещению этой темы «Известиями», подбору экспертов и содержанию их комментариев. К сожалению, на почве новомодной борьбы с «ересями» и «сектами», подобные случаи выглядят весьма тревожно. Остаётся надеяться, что со временем здравый смысл восторжествует и СМИ научатся более корректно освещать подобные события, основываясь на научных данных, демонстрируя различные точки зрения и приглашая реальных экспертов по освещаемой теме. Пока что, к сожалению, до этого очень далеко.