Станислав Панин

исследователь в поисках понимания

Церковь саентологии и коммерческий характер НРД

Опубликовано: 23 декабря 2016

В связи с выходом сегодня на НТВ очередной передачи на тему «страшных сект», опубликую результаты того, что довольно давно планировал опубликовать, тем более, что в сюжете авторы не раз обращались к этой теме и даже выпуск назвали «Бизнес-секта».

Долгое время меня занимал тезис о коммерческом характере деятельности НРД, усиленно педалируемый «сектоведами» и причастными, в котором, как мне всегда казалось, есть определённая проблема. Проблема эта состоит в том, что коммерческой деятельностью, так или иначе, занимались и занимаются все сколь бы то ни было крупные религиозные организации, поскольку именно эта деятельность и позволяет им поддерживать своё социальное существование. Иногда, конечно, коммерция полностью вытесняет религию, и в истории мы знаем примеры того, как это становилось поводом для религиозных расколов. К примеру, критика практики индульгенций, т.е. продажи отпущения грехов, стала одним из главных причин Реформации, так что можно сказать, что «проколы» случались даже в истории крупных и вполне почтенных конфессий.

В норме коммерческая и некоммерческая деятельность соседствуют в жизни крупных религиозных организаций, и только небольшие локальные религиозные группы могут позволить себе существовать на полностью некоммерческой основе. Это, к слову, само по себе не отменяет (вопреки распространённому заблуждению) некоммерческого или религиозного характера религиозных организаций. По закону об НКО (регулирующему, в том числе, деятельность религиозных организаций), «некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность», хотя специально оговаривается, что допустимо это «постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана и соответствует указанным целям». Чтобы было более понятно, автошколы и частные ВУЗы, как и религиозные организации, являются некоммерческими организациями.

Среди всех НРД именно Церковь саентологии часто выделяется как наиболее коммерциализированное движение. На то, надо сказать, есть свои причины. То, что мечтал сделать Хаббард, насколько понимаю его концепцию, это сделать с религией то, что за полвека до этого произошло с психологией, а именно: профессионализировать религиозную деятельность, превратив её, так сказать, из призвания в профессию, где сертифицированные специалисты за стандартную плату будут оказывать потребителям стандартизированные религиозные услуги. Отсюда и многие характерные черты, присущие Церкви саентологии, например, акцент на «стандартной технологии» и внешнее сходство с большой корпорацией.

В этом смысле появление Церкви саентологии представляется своеобразным отражением более глобальных социальных процессов, присущих культуре ХХ века, где многое, более или менее явно наделявшееся ранее неким особым статусом (образование, медицина), стало восприниматься именно в терминах оказания определённых услуг потребителям за определённую плату. При этом то, что религиозная деятельность воспринимается в Церкви саентологии в терминах оказания религиозных услуг, хотя и может расходиться с пониманием религии некоторыми людьми, едва ли свидетельствует о том, что такая деятельность не является религиозной. Здесь скорее нужно говорить о специфическом типе религиозности, присущем Церкви саентологии и ее последователям, многим из которых именно такой вариант религиозности представляется наиболее верным. Собственно, именно на таких, скажем так, «деловых» людей — актёров, бизнесменов и т.д. — и направлен в первую очередь прозелитизм Церкви саентологии.

Хорошо это или плохо — вопрос отдельный и он не является предметом данного текста. Гораздо важнее то, что подобные процессы во второй половине ХХ века затронули всё общество в целом, коснувшись религии не меньше, чем других его областей. В этом смысле ни одна религия не смогла в полной мере избежать этого процесса, так что, повторюсь, все крупные религиозные организации на сегодняшний день имеют в своем подчинении вполне коммерческие структуры, включая, например, банки.

Для «старых» религиозных движений этот процесс оказался по-своему противоречивым и болезненным: реалии существования в мире рыночной экономики нелегко согласовать с проповедуемыми традиционными нормами аскетизма и простоты жизни. Поэтому многие «старые» религии, а точнее их адепты, на сегодняшний день часто находятся в состоянии «отрицания», отказываясь в полной мере признать и осмыслить роль коммерческой деятельности в жизни религиозных организаций и усиленно проецируя собственные проблемы, связанные с соотношением коммерческой и некоммерческой деятельности, на новые религии. Иными словами, есть ощущение, что многие (около)религиозные деятели воспринимают Церковь саентологии так остро именно потому, что видят в ней отражение собственных проблем с чрезмерной коммерциализированностью, которые они отказываются признавать в себе и поэтому усиленно борются с ними в своих соседях.

В свете всего этого, НРД предстают как коммерческие монстры, обороты которых сопоставимы с крупными транснациональными корпорациями и которые в этом смысле противопоставляются «старым» религиям. Но объективна ли эта картина? Чтобы выяснить это, давайте сравним доходы Церкви саентологии, Русской православной церкви и Римской католической церкви. В данном сравнении использованы цифры, опубликованные по итогам анализа, проведённого Fortune и РБК, а также цифры, фигурировавшие в сегодняшней передаче НТВ.

Церковь саентологии

Русская православная церковь

Римская католическая церковь

Источники

* НТВ: http://www.ntv.ru/peredacha/proisschestvie/m4001/o421478/video/
^ Fortune: http://fortune.com/2015/04/08/scientology-tax-exempt/
** РБК: http://www.rbc.ru/economics/25/07/2012/5703aceb9a7947625bd40617
*** РБК: http://www.rbc.ru/investigation/society/24/02/2016/56c84fd49a7947ecbff1473d

Что же мы видим?

По размерам своих доходов Церковь саентологии (напомню, часто считающаяся едва ли не самым коммерциализированным из НРД) оказывается вполне рядовой религиозной организацией, сопоставимой, если считать по сумме доходов от её последователей со всего мира, с Русской православной церковью, но более чем в 4 раза уступающей отдельно взятой епархии Католической церкви. Вот такая вот история.

Структура доходов, конечно, у каждой организации уникальна. У той же Кёльнской епархии большую часть доходов составляет, например, церковный налог, а у саентологов — примерно поровну продажа книг, курсов и т.д. (согласно оценкам, публикуемым Fortune, 125 млн.) и пожертвования (75 млн.). Но это уже отдельные тема для сравнительного анализа и исследования.